00:30 

Velikaya cherepakha
...не гневи Богиню-мать.
НЕМНОГО ИЗ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА ЙЭРКИМАА. И О СОВРЕМЕННОСТИ. БЫТ, ОДЕЖДА.



История про славного короля государства Йэркимаа!


Фредрик Тааветти - это имя вошло в историю государства как имя государя, погасившего страшное пламя еще до того, как оно вспыхнуло. Фредрик правил в те прекрасные времена, когда с магией рождался каждый человек, с магией же шел по жизни и с ней же умирал - и на его правление пришелся позорный бунт зарвавшегося, возгордившегося своими умениями мага, и на его же правление - жестокая кара богов.
Фредрик Тааветти, мудрый король и жрец высокой ступени, проснулся однажды в мире, из которого за ночь утекла, как кровь из раненного тела, магия. Лишь жрецы, от самых могущественных до желторотых учеников, сохранили свои силы. Фредрик проснулся магом в мире без магии и, хоть и не владел искусством прорицания, мгновенно почуял едкий дым, что поднимался из золы, оставшейся от тысяч способных магов.
Через несколько дней волнения охватили Селкэнойю, вспыхнули в Тассуте. И если братья-монархи Тассута, сохранившие магию благодаря своей принадлежности к жрецам, справились с яростью народа, разделив государство на две части и в короткие сроки приняв меры по подавлению агрессии, направленной на оставшихся магов, то Селкэнойа вкусила горечь божественной кары сполна.
Селкэнойский монарх не был жрецом, не ведал гласа богов и теперь, ничтожный без прежнего могущества, он ополчился на оставшихся магов. В стране разбушевалось пламя. Магов гнали прочь, магов уничтожали, построенные магами крепости брали приступом и мощью разгневанного, отчаявшегося народа. Беспорядки в Селкэнойе не утихали десятки лет, пока все до последнего мага не оказались вытеснены за горный хребет. Часть селкэнойцев - среди них были и маги, и лишенные магии - бежали в восточные земли и заявили, что отныне они - государство Сапаро и отныне никто не посмеет мешать им жить мирно. Южная Селкэнойа, лишившись магов, оказалась беспомощна. В стране десятилетиями не прекращался голод. Гораздо позже Селкэнойа сделает прыжок в развитии, справится со своими землями, получит наконец хороший урожай и зашагает вперед огромными шагами, но - позже.
Фредрик Тааветти знал, что и его страна не защищена от вспышек явно направленной агрессии и кровавых побоищ. И он принял решение. Его Величество Фредерик, собрав на дворцовой площади столько свидетелей, сколько она вместила, воззвал к богам и на глазах у сотен людей отрекся от своей магии. Боги услышали его и, хоть его воля и была оскорбительна для них, даровавших человечеству великую силу, боги приняли его отречение. Магия покинула смелого короля.
Фредрик Тааветти, вмиг ослабевший, но не согнувшийся под тяжестью отчаяния, долго говорил перед толпой. И по сей день люди помнят его слова: "Отныне я так же ничтожен, как и все те, на кого пал гнев богов. Отныне я открыт для вражеских стрел, а мой нюх не позволит мне распознать яд в моей пище. Я слаб - но в моей слабости и моя сила. Боги послали нам испытание - и мы пройдем его с честью и не обратим свой гнев на тех, кто избежал кары! Я призываю вас: не отвергайте силу, что осталась у ваших друзей или ваших врагов - отныне они все, все до одного, будут с нами заодно. Йэркимаа будет лететь, и пусть одно ее крыло подбито, пусть его терзает боль - мы не падем в пучину океана, ослабевшие от тревоги и отчаяния!.. И отныне я нарекаю своим вторым крылом, мощным и верным, Укко Тахво - великого мага и жреца, которому слышим голос нашей Богини-Матери!"
Потрясшее толпу отречение короля и его демонстрация лояльности к магам позволили Йэркимаа избежать участи Селкэнойи и сохранить мир. Мелкие волнения, впрочем, возникали, но с ними король при поддержке мага справлялся легко. С тех пор так и повелось: есть король, а есть государственный маг, его правая рука, "правое крыло". Род Тааветти за пять веков не прервался, как и род магов Тахво - два этих семейства мирно правят страной и пользуются доверием народа.


Дальнейшее развитие и современность.


После того, как магия перестала быть неотъемлемой частью жизни каждого человека на материке, развитие во всех странах, в Йэркимаа в частности, медленно двинулось в направлении "научись делать это без магии". "Это" - взращивание урожая, разведение скота, обработка металла, изготовление оружия, строительство жилищ, сооружение колодцев и прочее, и прочее. "Это" охватывало все стороны жизни. Магов осталось слишком много, чтобы вовсе забыть о магии, но слишком мало, чтобы возложить на их плечи выполнение всех этих дел. В Йэркимаа, где люди все-таки не остались без поддержки магов, развитие шло поначалу неровно и со скрипом, но все же шло, а вскоре некоторые жители и вовсе удивлялись, как это они могли раньше расточительствовать и пользоваться магией для бытовых нужд!
Поколения сменяли одно другое, менялись короли, менялись маги у королевского трона. Города постепенно стали похожи на шахматные доски: кварталы магов соседствовали с кварталами обычных людей, и хотя вражды между ними не было, это разделение говорило о том, что полного единения между магами и простыми людьми, которое есть, к примеру, у жителей Сапаро, в Йэркимаа нет и не предвидится. В кварталах магов располагались храмы и магические школы. В больших городах, в частности в нашей столице, в каждом магическом квартале жил лекарь.
Лекарское искусство за века претерпело некоторые изменения. Во-первых, если прежде лекарями называли магов-жрецов бога целительства, то нынешние лекари - это и маги, и просты люди; но лекарь-не-маг живет в обычном квартале, и его круг возможностей значительно уже, чем круг лекаря-мага. Вылечить простуду, колики у младенца или легкой степени ожог, допустим, для него не составит труда (вместо заклинаний он использует молитвы, знания анатомии и различные травы), но с серьезными заболеваниями обращаются к магам.
*в Селкэнойе, к слову, магия официально запрещена на территории юга, и лекарское искусство там целиком не магическое; смертность от болезней у селкэнойцев, что ожидаемо, гораздо выше, чем в прочих странах, хоть их лекарство и развито достаточно высоко.
Что касается развития наук и ремесел, то все государства, включая Йэркимаа, уступают в этом южной Селкэнойе. Изделия из кожи, холодное оружие, удивительной конструкции строения, гигантские ветряные мельницы, едкие вещества, открытые алхимиками - это гордость селкэнойцев! В нашей стране прогресс идет медленнее. У нас есть недурное оружие, строения не падают, но мука мелется чаще с легкой руки мага, а опыты алхимиков пока не приводят ни к чему явно полезному - или же польза полученных веществ пока не определена. Огромное количество времени и сил население тратит на обработку полей, огромных и засеянных чем только можно.
У нас, конечно, в некоторой степени развито искусство. Не так хорошо, как, например, в Сапаро, где чуть ли не каждый второй - поэт, но мы все же не дикари. Художников, скульпторов и творцов иного характера в Йэркимаа не так много, зато и конкурентов у них нет: захотел расписать стену трактира - расписывай, тебе за это заплатят (может быть), потому что - кто, если не ты! Да и дворцовые стены любят украшения, а уличные детишки, да и взрослые - сказки, и если ты увлечешь толпу, соберешь в шляпу щедрую награду.
Преступников в Йэркимаа нечасто отправляют в тюрьму. Чаще, если это не маги, - штрафуют и отсылают на принудительные работы в поля (руки лишними не бывают!), зимой - чистить снег на площади, строить храмы и т.д. Все это, разумеется, под присмотром стражи. С магами поступают иначе - магов и судят не по общему закону, да и гораздо строже. Суды и для магов, и для обычных людей организуются жрецами бога справедливости. Жрецы и их ученики, руководствуясь одобренным короной и королевским магом сводом законов, решают судьбу провинившегося. Магов штрафуют строже; могут на ограниченный срок запретить использовать магию и отправить на те же полезные работы. Существует высшая мера наказание - отправить в плавание на зачарованном корабле, на котором имеется и пища, и вода в нужном количестве, но который не пристанет к берегу раньше положенного срока. В Океане, говорят, особенно хорошо слышен голос богов.
Важно отметить, вспоминая о преступлениях. В Йэркимаа запрещено распространение и употребление некоторых трав из сапарийских степей, так как признана их небезопасность для употребляющего и небезопасность самого употребляющего для населения. Краткий список запрещенных трав и веществ будет вывешен позже.

Одежда!.


Не маги.
Крестьяне и ремесленники, а также слуги носят максимально простую одежду. Штаны есть - и молодец. Мужчины носят штаны, рубаху, поверх нее - жилет/тунику и т.д. Женщины носят простого покроя платья в пол, или длинные юбки и рубахи; главный критерий - удобство.
Благородного происхождения господа носят красивые одежды. Даже штаны стараются носить красивые. Одежда может быть украшена вышивками/бусинами/тесемками/кружевами. Украшения также могут присутствовать (кольца, браслеты, перстни). Если человек не лучшим образом относится к магии, он старается избегать красного, зеленого, белого и синего (чистых) цветов в одежде. Женщины носят все те же платья в пол, но очевидно, что изящество, покрой и стоимость ткани будут явно отличать женщину из благородной семьи от крестьянки.

Маги.
Одежда магов - это простота и удобство. Они не сильно гонятся за красотой и изяществом. Жизнь магов непредсказуема: час назад ты был жрецом и чинно принимал посетителей, а сейчас помогаешь разродиться соседской корове. Поэтому одеваться с шиком смысла нет. Маги-мужчины носят те же штаны и простые рубахи, поверх может быть что угодно; большинство магов, конечно, предпочитают не иметь вид варварский и пугающий и выглядят прилично, но просто. Маги-женщины носят все те же длинные одежды. Маги любят сочетать в одежде синий, зеленый, белый и красный.
Обязательным предметом одежды для мага является связка лент/отрезов ткани/нитей (и т.д.), сочетающая в себе цвета стихий (см. выше). Носить ленты полагается на видном месте: на запястье, если оно открыто, на волосах (для женщин), как повязку на лоб и т.д.

Жрецы.
Для жрецов обязательным является ношение цветов своего бога (для жреца младшего бога - цвета богини-сестры, чьего творения младший бог). Это может быть платье или ленты у женщин, плащ, рубаха - и у женщин, и у мужчин. Так же жрецам наносятся татуировки с символами их бога/богини.


Современность: о короле и государственном маге. О потомке рода, навлекшего гнев богов на мир.


Дворец вздыхает, дворец встревожен - в данный момент у трона находится юный король и юный маг, и двор выражает сомнение относительно их способности удержать власть и не разнести страну по щепке. Монарх и маг сомнения не разделяют. Король громко заявляет о своей готовности быть прекрасным, честным, верным народу правителем, а маг... Маг просто не понимает, отчего все эти разговоры: они - да не справятся?!
Юному королю семнадцать. Его родители были отравлены десять лет назад, но виновный до сих пор не найден. Эта история - пятно на репутации старого государственного мага (отца нынешнего). За столько лет не найти отравителя! Однако где искать и кого - неизвестно, ведь даже боги дали прямой ответ: "Виновного нет". Эта темная история тревожит и придворных, и, разумеется, самого короля.
Последние десять лет страной, фактически, правил государственный маг. В последние два года король все чаще пытался вмешиваться в дела, но старый маг отмахивался: что ему может подсказать мальчишка! Недавно, однако, государственный маг отказался от должности и на следующий же день отправился путешествовать в сапарийские степи, оставив должность своему сыну. Сын, молодой человек немногим старше самого короля, должность принял, но шепотки при дворе пошли. Кто он, этот мальчик, и куда делся прежний маг, почему так быстро? О новом государственном маге знали лишь то, что он не так давно вернулся из долгого путешествия и снова окунулся в праздное изучение магического искусства - беззаботный и довольный.
Сможет ли он управлять страной?.. - никто не знал ответа на этот вопрос. Большинство тех, кого заботила судьба государства, скорее согласились бы видеть на месте юного Тахво его младшую сестру, серьезную девицу, которая, ходили слухи, в последние годы уже помогала отцу с делами. Но с волей старого мага не поспоришь.

Двор обеспокоен и еще кое-чем. Подобает ли королю водиться с потомком рода Лэммин?.. Конечно же, все помнят, что Лэммины избежали гнева короны. Фредрик Тааветти посчитал, что Падение само по себе - достаточное наказание для гордого семейства, которое только недавно слыло семейством редкого могущества магов, и род не лишился ни титула, ни земель. А доверия народа - лишился. На потомков этого семейства ворчали все время, начиная со дня Падения. Королю Фредрику пришлось даже издать указ, официально заявивший о том, что род Лэммин находится под защитой короны, чтобы уберечь семейство от покушений.
В нынешние времена на потомков косятся меньше. Им не кидают в лицо обвинения, не призывают отречься от титулов и земель и добровольно уйти в Океан, как призывали в первые годы после Падения. Сейчас этот род - один из приближенных к короне, в его верности не сомневается вслух никто, но старые легенды - куда уйти от старых легенд!.. Над родом все еще висит вина за содеянное их далеким предком, и отчего-то считается, что род обязан содеянное искупить - но никто не говорит, как именно.
Близкая дружба короля с потомком жившего века назад безумца или не упоминается вовсе (в конце концов, Его Величество вправе делать то, что хочет), или осуждается (...что хочет, но не это!).
запись создана: 01.11.2014 в 13:32

URL
   

Ночь в квартале магов

главная